А­э­рок­луб. Нуж­ны ли нын­че пу­тёв­ки в не­бо?

Начальник аэроклуба Ринат Зайнетдинов с парашютистами-победителями открытого чемпионата республики.

Цвет военной и гражданской авиации, одиннадцать героев Советского Союза, более пяти тысяч пилотов-спортсменов и свыше ста тысяч парашютистов – всё это воспитанники Казанского аэроклуба, чья история, к счастью, продолжается и сегодня.  

А началась она через год после старта строительства в Казани авиационного комплекса, во многом определившего дальнейшее развитие и города, и отрасли. В далёком 1933-м аэроклуб был открыт с полным пониманием того, что авиация не существует без авиаторов и стартовых площадок для их подготовки. На стыке с 21-м веком приоритеты были расставлены уже иначе, но не будем пока о грустном. Остановимся на том, что Центральный аэроклуб (ЦАК) РТ ДОСААФ России, как он называется сегодня, жив благодаря усилиям властей Татарстана и десятков энтузиастов, продолжающих бескорыстно любить небо и верить в лучшее будущее.

НА БУКСИРЕ У ИВОЛГИ

... Аэродром «Балтаси», планерная база аэроклуба. Несмотря на прогноз погоды, разосланный МЧС, утро выдалось тихим и солнечным. Руководитель полётов (РП) Юрий Сеткин проводит обязательный инструктаж. Юрий Борисович, к слову, как раз из той когорты энтузиастов-авиаторов, о которой мы говорили выше. Летал и летает на самой разнообразной технике, от знаменитого пожарного гидроплана Бе-200 до собственного автожира, ну и, разумеется, на всей технике из досаафовского парка. Но сейчас его задача – с земли координировать всю аэродромную работу, вести радиообмен, обеспечивать безопасность полётов.

Сосредоточенные на выполнении задания парни и девушки идут к своим планерам, лётчики – к самолётам-буксировщикам, а мы с Юрием Борисовичем – на стартовый командный пункт. Это видавшая виды будка с остеклённым куполом, поднятая на уровень второго этажа. Из оборудования – радиостанция и приборы для определения скорости и направления ветра, против которого по возможности должны взлетать и садиться воздушные суда.

На стартовой позиции – «Вильга-35» (по-русски «Иволга», поставлявшаяся в нашу страну из Польши), а за ним – «Бланик», самый распространённый в мире планер родом из Чехословакии. Курсант с инструктором уже заняли места в кабине, а свободные от вылета ребята прикрепляют к сцепному устройству планера пятидесятиметровый фал. Разрешение РП на взлёт, короткий разбег, и вот аэропоезд уже в воздухе. Буксировщик поднимает планер на положенную высоту, и где-то над куполом нашего командного пункта тот отправляется в самостоятельный полёт. Задача курсанта – сделать круг и аккуратно приземлиться в заданном «коридоре».

Пока другие ожидают своей очереди, спрашиваю, не страшно ли летать на планере, ведь ни второго захода без мотора не сделаешь, ни на обочину, как на автомобиле, в случае чего с трассы не съедешь.

– На самолёте, наоборот, страшнее, – улыбается планерист-спортсмен Ольга. – Там масса всего может выйти из строя, а на планере ломаться практически нечему. Нужно просто чувствовать воздух, ориентироваться в направлении потоков. Зашёл под тучку – восходящий, вышел – нисходящий. Классическая схема.

Её коллега Айдар с такой оценкой в целом согласен, но в разговоре вдруг вспомнил:

– На «теории» у нас было 79 человек, а на аэродром пришли 25…

Всё-таки небо открывается не всем.

Для меня «открытие» балтасинского неба состоялось в кабине «Вильги», которую поднял в воздух замечательный лётчик-инструктор, авиамоделист, педагог и музыкант Сергей Борзенков. В одной из земных ипостасей он – директор казанского центра детского технического творчества им. В.П.Чкалова, но в качестве командира воздушного судна суров и немногословен.  

Лётчик-инструктор Сергей Борзенков пилотирует буксировщик планера.

Словно трактор трудяга-иволга натужно тянет по клеверному полю серебристый «прицеп». Километрах на шестидесяти в час планер отрывается от земли, и наш разбег становится более уверенным. Несколько секунд – и буксировщик с грузом довольно резво для самолёта с 260-сильным двигателем начинает набирать высоту. Машина кренится вправо – по широкой дуге мы должны выйти на аэродром и оказаться над исходной точкой, откуда за нами наблюдает РП. «Отцепку разрешаю», – звучит в наушниках, и наши с планером пути расходятся.

Несколько минут до посадки подарили незабываемые ощущения от некоторых пилотажных возможностей «Вильги», а вот полёт на планере прочувствовать не удалось. К аэродрому всё-таки подошёл предсказанный грозовой фронт. Впрочем, нет худа без добра – вынужденный перерыв в полётах позволил продолжить беседу с планеристами.

Двадцатилетний казанец Рамис Вафин видит себя в будущем гражданским пилотом. Интересно, что любовь к авиации ему привил уже знакомый нам Сергей Юрьевич Борзенков, и в 16 лет парень, занимавшийся у него в авиамодельном кружке, пришёл в аэроклуб. Однако прямой дороги к мечте отсюда не существует, и путь весьма тернист. Впрочем, Рамису очень повезло – он выдержал огромный конкурс в Ульяновский институт гражданской авиации. И через какие-то пару-тройку лет у него начнётся лётная прак­тика…

ДЕСАНТ В КУРКАЧАХ

Продолжение знакомства с аэроклубом прошло на его историческом аэродроме в Куркачах, где предстояла выброска парашютистов. На сей раз я – в кресле второго пилота Ан-2, а командиром воздушного судна летит Юрий Сеткин.

Перед началом ответственной операции самолёт заправляют, но отнюдь не под пробку, поскольку удовольствие это не дешёвое. К авиационному бензину, сходному с автомобильным 95-м по октановому числу, предъявляется ряд дополнительных требований, и стоит он в два раза дороже – около девяноста рублей. При этом за час работы тысячесильный двигатель Ан-2 потребляет около 250 лит­ров топлива.

 

В конце августа команда наших планеристов стала победителем Кубка России в клубном классе планеров в Новосибирской области, а парашютисты аэроклуба заняли весь пьедестал почёта на открытом чемпионате республики, в котором участвовали более пятидесяти спортсменов из девяти регионов РФ                 

                                                                                                                                                    

Однако довольно математики – взяв на борт десяток парашютистов, взлетаем, надеясь перехитрить хмурящуюся погоду. Набрав с километр высоты, понимаем, что на аэродром надвигается сплошная пелена наполненных влагой облаков. По стёклам кабины поползли дождевые капли, но парашютисты полны энтузиазма – «окно» для выброски ещё не закрыто. Тысяча двести метров: «Первый пошёл!»…

Дверь в Ан-2 – по левому борту, и с моего места ребят не видно. Но вот самолёт разворачивается, и на фоне выхлопа действительно пламенного мотора показались раскрывшиеся цветные прямоугольники. Всё происходит, что называется, в штатном режиме, как и должно быть в нашем аэроклубе. Татарстанская школа парашютного спорта долгие годы считалась сильнейшей в стране и вполне может восстановить статус-кво. Ведь среди инструкторов-парашютистов – такие легенды, как Геннадий Леоничев, десять лет возглавлявший рес­публиканскую сборную. 48 из своих 73 лет Геннадий Александрович отдал аэроклубу и по-прежнему является наставником молодых спортсменов, ведь советы от человека, совершившего более трёх тысяч прыжков, поистине бесценны. Главное для него, чтобы цепочка передачи подобного опыта не прерывалась.

ВЫЙТИ ИЗ ПИКЕ

– Начиная с тридцатых годов прошлого века, лётную и парашютную подготовку в аэроклубах прошли сотни тысяч молодых людей, – говорит начальник ЦАК РТ ДОСААФ России Ринат Зайнетдинов. – Аэроклубы, открывавшие дорогу в небо, действовали практически во всех более-менее крупных городах СССР. На их базе работали и учебно-авиационные центры, в том числе у нас в Куркачах, где с конца шестидесятых годов курсантов обучали летать на реактивных самолётах Л-29 – в нынешнем августе, к слову, состоялась встреча выпускников 1989 года. Сегодня же в России «начальные авиашколы» можно по пальцам пересчитать. В отличие от тех стран, где поэтапный подъём от пилота-любителя до командира пассажирского лайнера (без окончания вузов при всём к ним уважении) является нормой. Где процветает малая авиация, успешно подпитывающая большую… Конечно, тут можно много говорить о законах бизнеса, об экономике, которая не потянет затрат, но, думаю, главное – это отношение к вопросу в принципе. И чтобы вывести российскую малую авиацию из затяжного пике, это отношение нужно кардинально менять. Необходимо развивать имеющиеся аэроклубы и создавать новые.

Стоит отметить, что Татарстан – один из немногих регионов России, который делает сегодня реальные шаги в этом направлении, что отражается и на спортивных достижениях. В конце августа команда наших планеристов стала победителем Кубка России в клубном классе планеров в Новосибирской области, а парашютисты аэроклуба заняли весь пьедестал почёта на открытом чемпионате республики, в котором участвовали более пятидесяти спортсменов из девяти регионов РФ. Что же касается материального обеспечения, то на днях аэроклуб пополнился двумя лётными единицами. В Куркачи перегнали Ан-2 и «Вильгу-35А», которые прошли капремонт на Шахтинском авиаремонтном заводе ДОСААФ.

– Но самое главное – люди, – уверен Ринат Зайнетдинов. – Сегодня в аэроклубе сформировался сплочённый, дружный коллектив профессионалов во главе с председателем правления Дамиром Равильевичем Динниуловым. Мы выбрали небо!

Источник: http://rt-online.ru/aeroklub-nuzhny-li-nynche-putyovki-v-nebo/
© Газета Республика Татарстан